Вторник, 27.06.2017, 16:54

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Наши цветы
Главная » Статьи » Великие люди » Отечественные

Болотов Андрей Тимофеевич

Болотов Андрей Тимофеевич
(1738–1833)

Болотов Андрей Тимофеевич

Увы, реальная встреча с Андреем Тимофеевичем Болотовым, жившим 200 лет назад, сегодня невозможна. А как хотелось бы познакомиться с замечательным ученым, писателем, врачом, художником, журналистом, агрономом! Перечисление сфер деятельности А.Т. Болотова (1738–1833), истинного сына эпохи Просвещения, можно было бы продолжать, но ограничимся еще одной, в рамках данной статьи наиболее нас интересующей: он был первым российским ландшафтным дизайнером именно в том смысле, который сегодня вкладывается в словосочетание, обозначающее столь модное в последние годы занятие. Кто-то может возразить, что тогда не было этой профессии. Это так и не так. Не было понятий «ландшафтный дизайн», «ландшафтный дизайнер», да и многих других, но искусство создания садов и парков, конечно же, было. Были и творцы, создатели превосходных садово-парковых композиций, к сожалению, практически не дошедших до нашего времени в силу специфики этого «хрупкого» вида искусства.


Что же возможно сегодня – так это знакомство наследием с А.Т. Болотова: его теоретическими воззрениями, которые приводятся в виде цитат в различных книгах по русскому садово-парковому искусству (см., например: Вергунов А.П., Горохов В.А. Русские сады и парки. М.,1988) и журналах (например, «Вестник цветовода»), его графическими и живописными работами, частично опубликованными в современных изданиях (см. уже названные выше). Но наиболее близкое знакомство с мастером состоится, если посетить два замечательных уголка русской земли, находящихся в Тульской области. Это Дворяниново – собственная усадьба А.Т. Болотова – и усадьба А.Г.Бобринского (сына Екатерины II и Г.Г.Орлова) в Богородицке.


А. Т. Болотов, проведя критический анализ теоретических трудов западноевропейских ученых того времени (в частности, К. Гиршфельда) и отнюдь не отрицая достижений европейских садовых школ, разработал собственную оригинальную систему взглядов на строительство «натуральных» садов в России. В многочисленных статьях, публиковавшихся в журналах «Экономический магазин» и «Сельский житель», редактором которых он являлся, в 80-х годах XVIII столетия были не только освещены общие теоретические вопросы садоводства, но и давались детальные практические рекомендации.

Главной заслугой Болотова стало привлечение внимания к проблемам самобытности и естественности, то есть создания такого типа парка, который отвечал бы реальным природным условиям и культурно-историческим традициям России. Он настаивал на том, что нужно отвергнуть попытки прямого копирования западных образцов, так как «русские сады природою и искусственными украшениями не уступают ни английским, ни французским, ни итальянским».


В своей статье «Некоторые замечания о садах в России» (1786 г.), подчеркнув факт широкого распространения садов в старинных усадьбах, Болотов отмечает, что «всего бы благоразумнее было быть нам, колико можно, осторожными и не спешить никак перенимать манеры у других, а паче испытать производить сады собственного своего вкуса, и такие, которые бы, колико можно, сообразнее были с главнейшими чертами нашего нравственного характера... А при таковых обстоятельствах не было б ни мало постыдно для нас то, когда б были у нас сады ни Английские, ни Французские, а наши собственные и изобретенные самими нами, и когда б мы называть их стали РОССИЙСКИМИ».


В приведенном отрывке Болотов отнюдь не имеет в виду пышные аристократические резиденции, а скорее небольшие или средние по размерам и богатству усадебные сады, которые устраивались в те годы. Рассчитывая на читателей именно такого круга, он отмечает в частности, что «Французские и регулярные сады выходят из моды, им начинают уже смеяться; Английские же хотя в моде, но слишком трудны и неудобны к произведению в действо» в условиях Центральной России. «Всего же паче должно сообразоваться с натуральным положением того места: ибо оное в рассуждении сего рода рощиц наиглавнейшим предметом иметь должно».


Уделяя особое внимание такому традиционному для России приему создания сада, как превращение естественного лесного массива в «увеселительный лесочек», Болотов рекомендует не забывать о древнерусских зверинцах с их системой просек. Мастер показывает преимущества использования отечественных пород деревьев, трав и кустарников – неприхотливых в уходе, морозостойких, жизнеспособных в наших суровых климатических условиях и в то же время по-настоящему красивых, самобытных, имеющих неповторимый, зачастую неведомый западным садоводам внешний облик. Здесь же автор раскрывает художественные возможности включения в парк специфических для Центральной России элементов, например, сплошных лесных массивов, прежде всего хвойных.


Давая вполне конкретные советы насчет того, как устроить натуральный сад или «увеселительный лесочек», Болотов настаивает и на необходимости творческого подхода, художественной интуиции и чутья. Парк, по его словам, должен в целом иметь «натуральную планировку», основываться не на какой-то наперед заданной схеме, а на учете особенностей рельефа, имеющихся насаждений, водоемов и дорог. Не отрицая возможности применения элементов регулярности, Болотов советует применять их, главным образом, на территории, прилегающей к дому, на периферийных же участках парка он рекомендует, в крайнем случае, ограничиться устройством системы прямых радиальных просек.


Развивая свою теорию, Болотов исходил, прежде всего, из накопленного им личного опыта устройства садов в уже упомянутых нами усадьбах. Эти два ансамбля позволяют составить представление как о достаточно масштабном решении садово-парковой композиции, так и о небольшой усадьбе. Богородицк по богатству идей, причудам фантазии мало чем отличался от грандиозных загородных императорских резиденций, хотя и обладал более «русским духом», чем знаменитые Петергоф или Царское Село (одна деревянная фигура Нестора-летописца со свитком в руке, когда-то украшавшая лестницу, ведущую к реке, чего стоит). Дворяниново же представляло собой более скромный по масштабам и затратам проект. Подобных строилось тогда в России великое множество.

Принципиальные установки в статьях мастера, как правило, соседствуют с конкретными практическими указаниями и наблюдениями. В частности, основываясь на многовековом опыте русских садоводов, он рекомендует формировать «непроходимейшие» участки, разделяющие между собой поляны и другие открытые пространства парка, что создает особый, подлинно природный фон для остальных садовых композиций и усиливает «натуральность». Подобный прием, несомненно, был выгоден в случае устройства парков на территории старых усадеб, так как подобные принципы применялись издревле, и в данном случае требовалась лишь незначительная доработка старой схемы. Очевидно, поэтому Болотов утверждал, что при разбивке парка не следует увлекаться составлением предварительного плана, а более обращать внимание «на самое натуральное положение места и сообразуясь с оным», использовать естественный рельеф местности, размещая основные акценты композиции (холмы, овраги и т. д.) в местах, указанных самой природой, ибо они «могут при весьма малом вспоможении, сделанном Натуре, составлять, всего скорее, нечаянную и нередко наилучшую часть такового сада».


Также подобно древнерусским садоводам Болотов обращает большое внимание на наличие водных источников, которые, по его мнению, играют решающую роль при самом выборе места для парка, и «по самой справедливости составляют садов сих душу или всех прочих вещей наиболее их оживляют».


В своих рекомендациях по поводу устройства дорог Болотов, прежде всего, отмечает, что они должны быть оправданы с точки зрения здравого смысла и  располагаться только в «нужнейших» местах, связывать отдельные площадки и, в зависимости от вида (прямые, извилистые), должны либо открывать дальние перспективы и «приятные виды», либо создавать «нечаянные» эффекты, «могущие увеселить зрение». Большое внимание Болотов уделяет и ширине дороги, тропы или «сущей тропинки».


Подобные рекомендации даются и в плане оформления площадок «для отдохновения сельского хозяина». В них проповедуется отказ от излишней роскоши, что, несомненно, нарушило бы общую стилистику всей композиции. Подчеркнутая скромность, ориентация на сельскую идиллию и уединение на лоне «дикой» природы, проповедуемые Болотовым, были вполне в духе той эпохи.


Проектируя парки, Болотов применял передовые по тем временам методы анализа природной ситуации, подобные методам современной компьютерной графики. Так, например, он, глядя через стекло, наносил на него основные контуры реально существующего пейзажа, а потом поверх изображения – новые элементы, которые предполагал построить, затем сравнивал получившийся образ с натурой. Путем многократного повторения различных вариантов эскиза он приходил к наиболее эффектному решению и переносил его на окончательный план. Это позволяло с особой точностью определить положение и размеры различных парковых сооружений и их увязку с рельефом местности, древесно-кустарниковыми композициями, водоемами, положением дорог и так далее.

Современное состояние парков, несмотря на все усилия музейных работников и местных властей, пока не дает возможности увидеть все изыски, созданные здесь когда-то Болотовым. Но постараемся подключить свою фантазию и, используя изобразительный материал (частично мы приводим его в нашей статье), представить как это было.


Между двумя ансамблями есть большое сходство – оба находятся на высоком берегу реки. Сады располагаются террасами, но не регулярными, с четкими границами, а живописными, естественными, включающими различные сооружения, скульптурные композиции, зеленые насаждения и даже небольшие пруды. Они спускаются от наиболее высокой точки, где располагается главное строение. В Дворянинове это деревянный одноэтажный дом, выстроенный по собственному проекту Болотова, небольшой, но удобный и уютный. В Богородицке центром композиции является двухэтажный дворец с бельведером, построенный по проекту И.Е.Старова, известного мастера русского классицизма. От дома и дворца открываются прекрасные виды на противоположный берег. В Дворянинове – на поля, луга, леса и окрестные села, в Богородицке – на город, сохранившаяся система улиц которого доносит до нас замечательную градостроительную идею А.Т.Болотова. Пять лучей составляют основу плана городского пространства: улицы Екатерининская, Павловская, Мариинская, Александровская и Константиновская (мы приводим их исторические названия) расходятся веером от берега реки Уперты. Точкой их схождения является главный дом усадьбы, так как именно он задуман как центр не только садово-парковых усадебных композиций, но и всего городского пространства. Дворец Бобринского доминирует, он великолепно виден издалека, замыкая перспективу названных улиц. А город раскинулся перед ним торжественным амфитеатром. Предложенная Болотовым система позволяет городу расти, развиваться, не изменяя заложенной в плане идеи.


Вблизи главных сооружений Болотов придерживается регулярной планировки. Эта традиция надолго сохранится в русском усадебном строительстве. Зеленые поляны и цветники, очерченные дорожками, постепенно переходят в пейзажную зону. Именно здесь разыгрываются самые интересные «акты садового действа». В Богородицке это и «Церерина роща», и «Долина Эхи», и многочисленные сиделки (так называли скамейки) – как, например, «Утренняя» и «Вечерняя» – для созерцания наиболее красивых видов в утренние или вечерние часы; и руинированная триумфальная арка, и беседки, и гроты различного назначения и выполненные из разных материалов местного происхождения. Яркая смена видов, впечатлений, неожиданные эффекты, неповторимость испытываемых ощущений – вот то, что поражает в творении Болотова. Богородицкий парк был создан в небывало короткие сроки – за два года, точнее за два строительных сезона. В зимнее время Болотов прорабатывал свои идеи, записывал, зарисовывал, писал статьи в журналы... Основные работы в парке были завершены в 1785 году.


Над родовым имением Дворяниновым Андрей Тимофеевич трудился дольше, работы велись в несколько этапов. Начало было положено в 1762 году, когда Болотов, уйдя в отставку, поселился здесь, обзавелся семьей и начал обустройство своей сельской жизни. Практически не обладая опытом садового строительства, зачастую полагаясь на интуицию, а главное, испытывая огромную любовь к родной земле, родной природе, речке и лесу, каждой травинке, листику, цветочку, он, как истинный ландшафтный дизайнер, искал лучшие решения. Определял, где будет поставлена беседка, где создана дерновая скамья, где – открытая лужайка, ограниченная «лесочком», а где пергола… Дворяниновский сад включал все, что было и прежде в традиционном русском саду: это и нарядный цветник – гордость хозяина, и фруктовый сад, и огород, и сад лекарственных трав (ведь Болотов был известным врачом), и пруды – декоративные (для красоты) и для разведения рыбы (для пользы). Сочетание эстетического и практического элементов в русском саду –неотъемлемая его черта во все времена. В творческих исканиях протекал год за годом, приобретался опыт, обогащались теоретические познания, которые пригодились позднее при воплощении грандиозных замыслов в Богородицке.


Не стоит представлять А.Т.Болотова одиноким гением, нежданно-негаданно рожденным русской землей. В последние десятилетия XVIII века в России появилась целая плеяда мастеров садово-паркового искусства. Стоит упомянуть такие имена, как Н.А.Львов, В.И.Баженов, М.Ф.Казаков, И.Е.Старов. Эти мастеря, и Болотов среди них, опираясь на опыт древнерусского садоводства, на воспринятые уроки западноевропейских творцов садов и парков, сумели создать собственно «Русский сад» с его специфическими национальными особенностями.

 


Софья Веселова, искусствовед
Владимир Веселов, историк

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Категория: Отечественные | Добавил: ourflo (29.11.2008)
Просмотров: 1472 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
 
Категории каталога
Отечественные [11]
Зарубежные [2]
Поиск
Статистика

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz
Друзья сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru