Пятница, 18.08.2017, 11:56

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Наши цветы
Главная » Статьи » Легенды и истории о цветах » Сказки, притчи и рассказы о цветах

Иван, да пёс, да кот, да цветок.

Собака была классическим дворянином. Но совершенным красавцем. Уж как тасовалась колода, неведомо. Но получился крупный, сильный, в меру пушистый пёс серо- рыже- белого зонарного окраса. С недлинной умной мордой под стоячими нервными ушами, толстенными длинными лапами, широченными грудью и спиной, пушистым полувисячим хвостом, кокетливо подкрученным в полуколечко у кончика. От собаки исходило ощущение силы, ума, сдержанности и внимания. Звали собаку просто и без причуд- Дик. Жил Дик вместе со своим хозяином, крепким одиноким мужчиной средних лет. Звали мужчину тоже просто и без причуд- Иван Иванович. А ещё с ними жил кот. Препородистый перс каких- то особо редких кровей, хотя истинный аристократизм происхождения в коте наблюдался с самого детства. Кот тот в совершенно замерзшем виде и нежном возрасте был обнаружен хозяином на обочине загородного шоссе, на рассвете, в декабре. Иван возвращался с рыбалки, рассчитывая быть в городе к утру, и остановил машину по причине возникшей малой нужды. Слез с обочины в кювет, собрался уже возникшую насущную проблему по быстрому разрешить, и бежать в тёплую машину, как услыхал короткое «Мя».Совсем слабое. Мужчина начал приглядываться, пытаясь определить источник звука. Второе «Мя» больше напоминало предсмертный хрип, но Иван уже его увидел. Крохотный котёнок распластался на самой обочине, почти на проезжей части. Удивительно, как сам Иван не переехал крохотное телышко, оно лежало возле самого переднего колеса его машины. Покончив со своим делом, Иван взял в ладони зверушку. Шёрстка смёрзлась, создание трясло так, что дрожь передалась и Ивану, а был он, котёнок, уже совершенно тряпочный, обмякший.
Иван потерял жену два года назад при родах. Дитя тоже спасти не удалось. Брак их был поздний, и для себя Иван решил, что первый и последний. Остался он единоличным хозяином городской квартиры и дома в деревне. Родственников не имел, друзей- считано. Посему кошачёк, замерзающий на пригородном шоссе, никому в помеху быть не мог. Иван положил зверька на переднее сидение, включил печку на полную мощность, и поехал домой. Всю дорогу создание не подавало никаких признаков жизни. Дома Иван положил котёнка на постель, перекусил, и отбыл к месту работы. Вечером котёнок лежал там же. Иван поднял малыша на руки. Клокастая грязно- серая свалявшаяся шерсть, похоже, длинная. Нос и уши отморожены, и от того безобразно распухли. Лапы тоже. Глаза полны гноя, мутны, и фактически не открываются. Однако, почуяв запах подогретого молока, создание, положенное подле миски, (совсем-совсем рядом, у кошек ведь плохое обоняние, а у найдёныша нос ещё и отморожен), немного полакало. Потом лапки просели, и котик обмяк на полу.
Иван отвёз малыша в ветеринарку. Уши пришлось ампутировать…Там же, в ветлечебнице, и сказали Ивану, что зверёк очень породистый, котёнок такой больших денег стоить может, правда, при наличии ушей. Совершенно не понятно, как столь элитное животное, (на приобретение таких котят даже немаленькая очередь в клубах выстраивается) мог оказаться один, зимой, на обочине межгородского шоссе.
Через год кот превратился в настоящего красавца. Даже отсутствие ушей ему удивительно шло. Палевая шелковистая шерсть, приплюснутый персидский нос, и совершенно невероятные глаза. Очень большие, один- тёмно- ореховый, а второй- голубой. Зрачок тёмно- орехового глаза был зелёным, а голубого- красным.
Пса же Иван взял полуслепым щенком у соседа в деревне. У того ощенилась от неведомого кавалера шикарная крупная охотничья лайка. И малыш родился единственный. Как всякий уважающий себя охотник, сосед хотел кобелька уничтожить, чтоб не порочил чистоту крови сучки. Иван забрал пёсика себе.
Так вот и жили- не тужили пёс Дик, мужик Иван, да кот Ганибалл. На укороченные имена и банальное «Кис- кис» аристократ не отзывался. А ещё на окне рос огромный, старый и корявый столетник в банке из- под краски.
На отпуск Иван грузил всю живность, включая столетник, да нехитрые пожитки в старенький «Москвич», прозванный Мишкой, и отбывали они на отдых в деревню. Пёс всё больше спал на солнышке и лаял на ворон, кот ходил по кошкам (не мышей же ловить, с его- то происхождением!), Иван в охоточку ковырялся на огороде, рыбачил, да по грибы- ягоды в лес недалёкий хаживал. Вот тут и начинается, собственно, история. Как говаривали раньше, это, братцы, присказка. Сказка впереди.
Никаких чудесных особенностей ни растение, ни животные не проявляли. Пёс как пёс, кот как кот, и столетник как столетник. По человечески не разговаривали, да и особых чудес смекалистости или способностей к дрессировке тоже не демонстрировали. Кот иногда ходил (вместе с псом, тот вообще ходил с хозяином везде, куда брали) с Иваном на рыбалку, свеженькой рыбкой полакомиться, и был, надо сказать, весьма шкодлив. Со стола мог стащить чего повкуснее легко, только зазевайся. Пёс был просто спокойной, послушной служивой собакой трёх лет. Дом стерёг, на зов подходил, при прогулках далеко не отлучался, к людям без причины не лез. Однако, за здоровье и добро хозяина готов был стоять насмерть. А столетник просто рос. Иногда Иван отрывал у него листок, к ране привязать. Рана заживала. Так то и ребёнку известно- от алоэ раны очищаются от гноя и быстрее проходят.
Наступил тот вечер как все вечера- точно не определишь, когда. Короче, было темно. Иван уже устроился на ночь, и даже тихонечко дремал. И тут с окна на него упал столетник. Пребольно стукнул банкой по колену, а весьма колючими ветками – по лицу. Спросонья мужик подскочил на кровати, выругался, водворил растение на место. Оно тут же упало снова. «Перерос, видать, банку. Перевешивает.», решил Иван. А вот ответить, почему вынес цветок на улицу, мог только очень не связно. Типа, если в доме даже бы на пол поставил, он бы упал, и шум опять прервал бы сон. Да и твёрдый пол. Растение могло листья поломать. А на улице тепло, трава мягкая. Иван прислонил цветок к стволу яблони, и вернулся в кровать. Только начал дремать, на грудь тяжело прыгнул кот. На это мужик почти не отреагировал, Ганибалл любил спать с ним на кровати, и Иван уже привык к немалому весу кота, пристроившегося то на ноги, а то и где ещё. Однако, кот не улёгся, как обычно, а сел. И заорал. Это было не мяуканье, а крик. Мя---я----яяя—уу---ууу!!! Подхваченный весьма решительно хозяином поперёк туловища, кот был отправлен прямо с крыльца примерно в том же направлении, что и цветок. Иван забрался поглубже под одеяло, и уже пригрелся, когда прямо у кровати завыл Дик. «Ты чего, совсем одурел?!» Вопросил мужик в сердцах. Дик схватил зубами одеяло, и стащил его на пол. Иван встал, попробовал отнять у собаки одеяло. Дик перехватил его за рукав пижамы, и, толи скуля, то – ли рыча, потащил к двери. Заинтригованный, Иван покорился. Собака вытащила его из дома, дёргая и повизгивая, потянула к калитке. На полшага впереди с мявом, оглядываясь и припадая к земле, а то резко подпрыгивая, перемещался Ганибалл. Причём кожей ощущалось- кошка готова бежать, что есть мочи, но оставить пса и хозяина он не в силах. У Ивана мурашки побежали по спине, он уже почти бегом двигался за псом. Выведя хозяина за калитку, и проведя метров двадцать в сторону, пёс вдруг выпустил рукав, и опрометью кинулся назад, к дому. Иван хотел пойти за собакой, но посреди дороги, раздувшись на всю длину королевской шерсти, став втрое больше обычного, выгнувшись дугой и жутковато блестя в неверном свете луны красным и зелёным зрачками, шипел Ганибалл. Кот ясно давал понять, что обратно хозяина не пропустит. Пёс скрылся за калиткой. Через некоторое, очень короткое, время, показался снова, таща в зубах за ствол столетник. Банка застряла в прикрывшейся калитке. Собака скулила всё громче. Иван снова сделал шаг, чтобы помочь псу. И тут проявил себя кот. Он начал слегка подпружинивать на лапах, и «К-х-а кать». Наверно, знаете, как это кошки делают. Дом- то Ивана стоял в деревне крайним, у озера, и три участка между ним и остальной деревней пустовали, никто не видел странной сцены. Даже машину Иван оставлял у знакомых, ближе к въезду в деревню, к его дому было после дождя не подъехать, не выехать. Ганибалл ни за что не хотел пустить хозяина назад. И тут на месте дома взметнулось пламя. Взрыва Иван не слышал. Только что- то сильно толкнуло в грудь, и он навзничь упал на землю.
Первое, что увидел Иван, открыв глаза, было небо. В звёздах. А почувствовал запах дыма и газа. Сел. Вокруг него кольцом стояли односельчане. На расстоянии. Потому что по одну сторону от него шипел, и к-хакал раздувшийся, как шар, Ганибалл, а по другую щетинился, скалился и рычал Дик, передней лапой придерживая столетник…Ивану как- то резко бросилось в глаза, что хвост и часть спины у собаки обгорели… На заднем плане факелом полыхал его дом, около него уже стояла пожарная машина. Оказалось, что без сознания мужик провалялся около часа, и всё это время кот и собака были подле, на страже. Даже пожарной машине пришлось объезжать живописную группу по полю. Пожарные требовали пристрелить рычащую, лающую и дымящуюся собаку, но сельчане не позволили. Встали кругом. Даже то, что Ивану, возможно, нужна мед помощь, не послужило аргументом для убийства животных. Дик допустил до хозяина соседку Валентину. Едва та убедилась, сто мужик цел, дышит ровно, и сердце бьётся, пёс недвусмысленно дал понять, что ей лучше отойти. И сам предпринял энергичные реанимационные меры. Интенсивно лизал хозяину лицо и шею, периодически ставил передние лапы на грудную клетку, и слегка подпрыгивал. Когда Иван начал подавать признаки жизни, собака снова перешла в режим круговой обороны…
Под домом Ивана взорвалась разводка магистрального газа…
Сейчас, спустя годы, Иван, когда рассказывает ту историю, всё ещё удивляется, и не понимает. Ни того, как растение и животные почувствовали опасность, причём исходящую не от природного некого фактора ( молния, наводнение, землятресение), а от неполадки в системе, сделанной самим человеком. Ни того, как, почему и так понятно и доступно, все они вместе спасли его, и как, рискуя жизнью, пёс вытащил из опасной зоны растение. А ещё то, как собака, по свидетельству более чем двадцати очевидцев, возвращала его к жизни, буквально делая искусственное дыхание. Поведение кота же просто уникально. Как известно, более независимого и любящего себя самого много больше, нежели хозяина, домашнего животного, чем кошка, нет. Ганибалл не удрал, он ждал пса и хозяина, он не позволил Ивану вернуться в зону опасности, когда Дик помчался за цветком, и он вместе с псом час охранял беспомощного Ивана. Ныне отстроил Иван на месте старого новый дом, магистраль отремонтировали, но мужик на отрез отказался к ней подключаться. Дик выздоровел и оброс на месте сгоревшей новой шерстью, только она жёстче и белая. Кот снова кот как кот. Столетник, кое- где повреждённый Диком во время акции спасения, тоже в оправился, и в полном порядке. Живут – не тужат мужик Иван, пёс Дик, кот Ганибалл, да столетник. Совсем обычные человек, собака, кошка, да цветок…
(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Категория: Сказки, притчи и рассказы о цветах | Добавил: ourflo (05.12.2008) | Автор: Е.Скрипицына
Просмотров: 1264 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
 
Категории каталога
Легенды и истории о цветах [40]
Сказки, притчи и рассказы о цветах [27]
Поиск
Статистика

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz
Друзья сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru